krapotkin

Categories:

призраки прошлого

Ходил за квасом, вспомнил Макса. Серебренникова. 

Приехал я однажды летом на малую родину, в Кировград, зашёл к нему в гости. А он - видно, что дома уже не первые сутки безвылазно сидит, бледный весь, колотится с абстяги. Пошли, говорю, на улку, подлечим тебя. А он отказывается на улку. Там, говорит, воздуха и солнца много дофига. Ну, вытащил я его всё-таки в июль, купили беленькой. Пошли в лесок через дорогу, он еле доковылял. Никакой уже, ноги не ходят толком, сам не особо понимает, что вокруг происходит. Сели под дерево, глотнули, покурили. Он, как ребёнок умственно отсталый, согнулся, головой мне в плечо уткнулся, лепечет чего-то. Я его по голове глажу, утешаю. Вот, думаю, как оно всё бывает-то... Со временем. 

И вот теперь я здесь, на юге, живой, здоровый, море близко. А он там остался, умер. Но и я тоже там с ним остался, навсегда. 

А вообще, мёртвого друга видишь всего сразу. И как детьми играли, и как подростками шалили, и как в юности бесились и как взрослыми пересекались. И этот собранный воедино контраст, это довольно больно ощущать, потому что рядом, вплотную, стоят и та бутылка газировки на двоих в 12 лет, когда вы вдвоём с приключениями приехали в другой город поиграть на компьютере и ждали старшего брата у подъезда на солнечной скамейке. И та бутылка коньяка, хорошего, между прочим, дорогого, вкусного, которую он уже совершенно не оценил, потому что и вкус атрофировался и пить уже не лезет.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.