krapotkin (krapotkin) wrote,
krapotkin
krapotkin

Categories:

зыбкий мир

Из на днях прочитанной мной книги "Художник зыбкого мира" и это очень знакомое мне ощущение. Через него я особенно близко понимаю суть укиё-э:

"– Гидзабуро – несчастный человек. И жизнь его была исполнена печали. Его талант давно угас, а все те, кого он любил, умерли или покинули его. Даже в дни нашей молодости он уже казался очень одиноким и вечно печальным. – Мори-сан вздохнул. – Но иногда, бывало, мы с ним вместе выпивали и развлекались с женщинами из «веселых кварталов», и тогда Гидзабуро бывал почти счастлив. Ведь эти женщины всегда говорили ему именно то, что ему больше всего хотелось услышать, и худо-бедно до утра он мог верить, что все это так и есть. Он слишком умен и тонок, и вера его в эти слова исчезала с появлением зари. Но, несмотря на это, Гидзабуро по-прежнему ценил эти веселые ночи. Все самое хорошее, утверждал он, складывается ночью, а утром тает без следа. Видишь ли, Оно, Гидзабуро отлично понимал и умел ценить тот ночной мир, который часто называют «зыбким миром»."
Tags: созерцание
Subscribe

  • интроспекция

    Когда мы практикуем шине в стиле дзогчена, мы не занимаемся фиксацией внимания на внешнем объекте, мы используем фиксацию на внешнем объекте для…

  • исповедь Ваджрасаттве

    Я тут понял, что у таинства исповеди и очистительной практики Ваджрасаттвы по сути одна функция. Практикуя очищение Ваджрасаттвы по форме мы очищаем…

  • Бег, как метод неформальной созерцательной практики.

    Надысь кипучий ум мой решил внезапно, что на 40м году многострадальной жизни надо начинать бегать и я купил беговую дорожку. Никаких особых…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments